Вопросы Ответственности Интернет-Посредников и Законов о Безопасной Гавани в Казахстане

  1. Почему это так важно

Интернет-посредники, например поставщики интернет-услуг, социальные медийные платформы, цифровые платформы электронной коммерции, приложения для обмена сообщениями, передают информацию в режиме онлайн и оказывают отдельным лицам и компаниям содействие в поиске, совместном использовании и допуске к контенту и заключению сделок. Онлайн-платформы обеспечивают пользователей немедленным доступом к массиву данных и контенту непосредственно от разработчиков.  Для сведения, ежедневно по всему миру выполняется 3,5 миллиарда поисковых запросов в Google.[1]

Одновременно с этим, в последние годы растет озабоченность по поводу «вредного воздействия онлайн контента», к примеру, разжигания розни, преднамеренного искажения фактов, фальшивых новостей, а также информационного наполнения, в той или иной степени нарушающего авторские права владельцев или разработчиков. Такие платформы, как Facebook и WhatsApp, все больше испытывают давление на предмет выявления и удаления незаконного (а, в некоторых случаях, законного, но неоднозначного) контента, а также борьбы с нарушениями авторских прав в Интернете.

Для политиков ключевой вопрос заключается в том, кто несет ответственность за злонамеренное или дезориентирующее информационное содержание материалов в отношении, например, аренды жилья на платформе Airbnb, публикаций в Facebook, профиля на сайте знакомств, контент и продукты на YouTube или eBay. Кто здесь может нарушать авторские права третьих лиц — пользователь, платформа или кто-то еще?

 

Для участия в работе круглого стола просим пройти регистрацию по ссылке:

https://us02web.zoom.us/meeting/register/tZMvduquqj0iGNJSF3ToyFMugeWh-TV5EUw0

  1. Как разные страны отвечают на эти вопросы

В то время как многие развивающиеся рынки работают над выстраиванием режима юридической ответственности за интернет-услуги или редактированием действующих законов, в Соединенных Штатах такие правила были установлены еще 20 лет назад, Разделом 512 Закона об авторском праве в цифровую эпоху 1998 года и Разделом 230 Закона о приличии в сфере коммуникаций 1996 года. Действие данных законов охватывает деятельность поставщиков интернет-услуг (ISP) и поставщиков интернет-приложений (IAP), таких как веб-сайты социальных сетей и поисковые системы для заимствованных материалов. Закон рассматривает Интернет-посредников в основном как проводников, не генераторов, информации, и, таким образом, гарантирует им определенный иммунитет или так называемую «безопасную гавань» в ситуации с информационными материалами, публикуемыми их пользователями.[2]

Согласно законодательству США ответственность посредников ограничена случаями, когда они своевременно не удаляют материалы, нарушающие авторские права, или контент, наносящий ущерб, получив соответствующее судебное постановление, или, в случае порнографического контента или изображения обнаженного тела, после того, как удаления такого материала потребует потерпевшая сторона.[3] При этом, платформы несут ответственность за любое нарушение законов по использованию торговой марки, недобросовестной конкуренции, конфиденциальности или законов о клевете, а также за любые свои действия, нарушающие авторские права, и за сговор с третьими сторонами с целью создания материалов, нарушающих авторские права.[4]

Положения о безопасных гаванях также были приняты сторонами-участницами недавних торговых соглашений с США. Соглашение между США, Мексикой и Канадой 2020 года (USMCA), пришедшее на смену Североамериканскому соглашению о свободной торговле, включает положения о безопасной гавани для Интернет-провайдеров в Северной Америке. Соглашение о цифровой торговле между США и Японией 2020 года также включает в себя правило безопасной гавани, запрещающее США и Японии привлекать к ответственности веб-сайты, онлайн-платформы или других посредников, публикующих заимствованные материалы, которые они исключительно “хранят, обрабатывают, передают, распространяют или делают доступными.”

Некоторые развитые и развивающиеся страны уже приняли законы о безопасной гавани, часто моделируя положения по примеру права применимого в США. Согласно недавнему картированию Азии, Африки и Америки, 30 из 52 стран этих континентов уже приняли законы о безопасных гаванях. В частности,

  • Закон об авторском праве Канады аналогичен американскому закону: Интернет-провайдеры «освобождаются от ответственности, если их действие строго ограничено рамками посреднической деятельности при коммуникациях, кэшировании и хостинге». Канадский закон об авторском праве содержит положение об уведомлении и уведомлении, действующее с января 2015 года, которое, в отличие от системы уведомления и удаления, не возлагает на посредников юридическую ответственность за удаление контента после уведомления от правообладателя. Скорее даже, владельцам авторских прав разрешается отправлять уведомления о нарушениях Интернет-провайдерам. Контент не может быть удален из Интернета без постановления суда, при этом, и Интернет-провайдер не раскрывает информацию о подписчиках без одобрения суда. Интернет-провайдеры имеют право на легальную безопасную гавань, при условии, что соблюдают требования положения об уведомлении и уведомлении.
  • С 2001 года иммунитет от ответственности распространяется в Японии на Интернет-провайдеров, удаляющих незаконный контент пользователя при двух обстоятельствах: (1) когда у поставщика услуг есть достаточные основания полагать, что права другого лица будут неправомерно нарушены из-за распространения рассматриваемого материала; или (2) когда поставщик услуг (а) получает уведомление от пострадавшего лица о том, что рассматриваемые материалы относятся к материалам вредного содержания; (б) направляет уведомление пользователю, предположительно нарушающему авторские права; и (c) в течение семи дней не получает объяснения от подписчика, почему контент не является незаконным.
  • Введенные Сингапуром положения отражают содержание Закона США об авторском праве в цифровую эпоху. Они освобождает Интернет-провайдера (как подкласс «поставщика сетевых услуг») от денежной компенсации за любое нарушение авторских прав, которое происходит по причине передачи, маршрутизации, установления соединений или временного хранения Интернет-провайдером электронной копии материала. Интернет-провайдер не обязан контролировать услуги или искать подтверждения фактов, указывающие на деятельность, нарушающую авторские права, или получать доступ, удалять или отключать доступ к любым материалам, нарушающим авторские права. При этом, для обеспечения права на безопасную гавань, поставщик сетевых услуг должен принять и разумно реализовать политику устранения повторных правонарушений.
  • В своем знаменитом законе Marco Civil Internet от 2014 года Бразилия заявляет безопасную гавань, ограничивающую ответственность провайдеров за размещение или передачу заимствованного контента[5]. Закон устанавливает, что провайдеры Интернет-услуг не несут ответственности за контент, созданный третьей стороной, за исключением случаев, когда они не принимают никаких мер в соответствии с конкретным судебным уведомлением об удалении нарушающего авторские права или другого контента. Исключение составляют материалы сексуального характера и изображения обнаженного тела, в этих случаях интернет-провайдеры будут привлечены к ответственности, если не удаляют контент такого типа по запросу потерпевшей стороны. Закон об авторском праве Чили от 2010 года указывает, что интернет-посредники не несут ответственности за пользовательский контент на своих сайтах, при условии, что ими предпринят ряд действий в ответ на официальные уведомления.[6]
  • Безопасные гавани прокладывают пути и в Африку. К примеру, в Южно-Африканской Республике поставщик услуг не несет ответственности за выполнение функции «простого канала передачи» информации или данных, нарушающих авторские права, или за автоматическое кэширование незаконного контента. Поставщик услуг также не несет ответственности за хостинг незаконного контента, как и за ущерб, связанный с данными, хранящимися по запросу пользователя, при условии, что Интернет-провайдер не знал о действиях или данных, нарушающих авторские права, и что данные или действия, относящиеся к ним, нарушают права третьих лиц. Гана ограничивает ответственность посредников за «хостинг, кеширование, связывание или простые каналы» при условии, что им «не известно, что информация или действия, связанные с информацией, нарушают права третьей стороны (отдельно взятого лица или государства).”
  • Европа выбрала для себя другой путь и сниженные меры защиты гавани. Безопасная гавань ЕС закреплена в Директиве ЕС об электронной торговле, освобождая поставщиков услуг от обязанности отслеживать незаконную деятельность пользователей их услуг.[7] Наряду с этим, в 2018 году Европейский парламент принял закон об авторском праве, который возлагает на операторов веб-сайтов ответственность за нарушение авторских прав на контент, загружаемый их пользователями[8]. Закон требует, чтобы такие платформы, как Facebook, Google, YouTube и Twitter, подписывали лицензионные соглашения с музыкантами, авторами и издателями новостей перед публикацией контента; в противном случае они будут нести юридическую ответственность за нарушение авторских прав пользователями.[9] Платформы также должны использовать фильтры загрузки, чтобы запретить пользователям загружать контент, защищенный авторским правом, и требуют от них компенсации правообладателям (например, журналистам или музыкантам) за использование их контента, даже в отрывках. Малые и микро платформы и стартапы не подпадают под действие закона. Сообщается, что после выхода из ЕС Великобритания отказалась от нового закона ЕС об авторском праве. При этом, внутри страны данный вопрос остается предметом горячих споров.
  • Суды сыграли важную роль в дальнейшем определении применения законов о безопасной гавани. Например, суды США в целом поддержали безопасные гавани и встали на сторону Интернет-провайдеров. В судебном прецеденте 2008 года суд постановил, что eBay не несет ответственности за то, что один из его продавцов разместил на eBay товары, нарушающие авторские права, поскольку факт нарушения авторских прав таким товаром был не известен для eBay.[10] Судебные разбирательства в странах Латинской Америки завершались аналогичными решениями. Между тем европейские суды были менее последовательны в применении европейского режима безопасной гавани, вплоть до 2018 года некоторые из их решений стали противоположны предписаниям, принятым американскими судами по аналогичным вопросам.[11]

Безусловно, в последнее время суды стали более жестко подходить к вопросам ответственности по работе платформ в Соединенных Штатах. Например, в 2019 году судья приказал платформе сервисных служб Yelp удалить клеветнические отзывы, а коллегия судей вынесла решение о возмещении ущерба в размере 10 миллионов долларов сайтом знакомств Match.com в пользу женщины, жестоко пострадавшей от мужчины, с которым она познакомилась на этом сайте.[12]

  • Разумеется, сами платформы действуют руководствуясь собственными принципами сообщества и политиками по удалению контента, например, в случае размещения видео или публикации террористической пропаганды, насилия и т. д. В одной только Германии Facebook удаляет около 15 000 постов в месяц; в 2017 году YouTube удалял в среднем 2,7 миллионов видео в месяц по всему миру.[13] Большинство таких посредников также предлагает своим пользователям системы «Уведомление и Удаление», включающие средства оповещения компании в случае, если контент, созданный пользователями, нарушает закон, и компании необходимо удалить содержимое такого материала. Некоторые примеры включают содержимое комментариев для Twitter, Facebook, YouTube, Google, и т.д.[14]

Вкратце: подобные примеры иллюстрируют две основные модели регулирования безопасных гаваней[15]:

  • Фактическое знание обстоятельств: модель США широко распространена и используется, например, в Австралии, Японии и на Филиппинах. Согласно модели США, веб-сайты и онлайн-платформы несут ответственность только за известные им случаи контента, нарушающего авторские права. Посредник не несет ответственности за сторонний контент, нарушающий закон об авторском праве, если, получив информацию о том, что контент нарушает права, оперативно удаляет такие материалы.
  • Уведомление и удаление. В Новой Зеландии, Южной Африке и Великобритании законы об ответственности посредников содержат положения об «уведомлении и удалении», согласно которым интернет-посредник должен удалить потенциально вредный, незаконный или нарушающий авторские права контент. К примеру, в Новой Зеландии у посредника есть 48 часов после того, как кто-либо подал жалобу с указанием конкретного вредоносного или незаконного контента, чтобы связаться с автором такого материала или удалить его, если автор неизвестен.[16] Обратной стороной этого закона является требование к онлайн-сервисам удалять рассматриваемый материал после получения уведомления о том, что он может быть вредным или незаконным.

Многие страны, включая США и Германию, также ввели дополнительные и более строгие законы, касающиеся насилия, сексуального характера контента или разжигания розни.

При этом, некоторые страны издали ограничительные законы, возлагающие ответственность за контент на посредников. Например,

  • Китай ужесточил правила работы для платформ, а также для их пользователей. Нормативно-правовое регулирование, вступившее в силу в январе 2019 года, требует от онлайн-продавцов регистрации и получения всех необходимых лицензий и привлекает к ответственности фальсификаторов и платформы электронной коммерции, не «принимающих необходимые меры», чтобы остановить продавцов-нарушителей.
  • В правилах, опубликованных Индией в феврале 2021 года, правительство вводит жесткие требования, согласно которым, например, крупные онлайн-посредники вводят у себя должность главного специалиста по надзору за нормативно-правовым соответствием требованиям законодательства, который будет нести личную ответственность за любое несоблюдение закона. Закон устанавливает очень сжатые сроки удаления запрещенного контента, что, по мнению некоторых наблюдателей, создает особые проблемы для малых предприятий, располагающих меньшими техническими возможностями отслеживать контент на своих сайтах.[17] Правоохранительные органы могут потребовать от таких компаний, как WhatsApp или Telegram, отслеживания «первого отправителя» любого сообщения и, таким образом, отказа от сквозного шифрования. Кроме того, правительство может потребовать от любых посредников выполнения дополнительных обязательств, если посчитает, что посредники создают «материальный риск нанесения ущерба» суверенитету или безопасности Индии.[18] Новые правила распространяются не только на посредников, но и на цифровые новостные агентства. Политические аналитики, гражданское общество и новые организации критикуют правила Индии как авторитарные, чрезмерно широкие и подрывающие свободу выражения мнения и право на неприкосновенность частной жизни в Интернете.[19] В настоящее время правила оспариваются в различных судах Индии.
  • В России законы и постановления, принятые на протяжении 2018-2020 годов, значительно расширили возможности правительства по автоматической фильтрации и блокировке интернет-контента без сотрудничества с провайдерами. Российский закон о суверенном Интернете от 2019 года требует от Интернет-провайдеров установки оборудования, позволяющего властям блокировать запрещенный правительством контент и перенаправлять интернет-трафик.[20]
  1. Экономическая эффективность

Существуют довольно обширные исследования экономических и политических последствий законов о безопасных гаванях, требующие самого пристального внимания и обсуждения при рассмотрении таких законов на предмет принятия или отмены:[21]  

  • Имеется множество примеров того, что безопасные гавани обеспечивают доверие инвесторов к онлайн-платформам. Раздел 230 широко известен в качестве ключевого аспекта роста американских онлайн-платформ, поскольку его содержание и интерпретация в американских судах придают юридическую определенность платформам и наделяют инвесторов уверенностью в надежности работы с этими платформами. Опросы показывают, что неясные и ограничительные нормы ответственности и авторского права отпугивают инвесторов. Согласно одному из исследований, нормативные положения, предусматривающие ответственность интернет-сервисов за пользовательский контент, сокращают круг сторон, заинтересованных в инвестировании в такие сервисы, на 81 процент.[22] При этом, уточнение положений об авторском праве, позволяющее веб-сайтам быстро разрешать юридические споры, и ограничение штрафных санкций для веб-сайтов, действующих добросовестно, способны значительно расширить круг заинтересованных инвесторов.[23]
  • Безопасные гавани могут приносить особенно большую отдачу небольшим платформам, испытывающим нехватку персонала и возможностей для удаления информационных материалов со своих сайтов. Например, нормативные документы, принятые в январе 2019 года в Китае, рассматриваются как инструмент поддержки крупных платформ электронной коммерции, таких как Alibaba и JD.com, которые и без того уже придерживаются очень строгих правил работы, причиняя, при этом, ущерб малым предприятиям, занятым в онлайн торговле, а также небольшим платформам, обладающим намного меньшими ресурсами для внедрения таких правил.[24] Требования к фильтрации загрузки также могут нанести вред небольшим платформам. В частности, технологии удаления контента еще не достигли того уровня, чтобы гарантировать объективное принятие решений о приемлемости или неприемлемости информационных материалов — например, компьютеры еще не способны отличать «язык разжигания розни» от безобидных высказываний, или ненавистнические высказывания от высказываний, подпадающих под действие законов о свободе слова.[25] Лидеры в сфере технологий считают, что в обозримом будущем модератором контента будет именно человек, а искусственный интеллект будет служить всего лишь вспомогательной технологией для масштабирования и повышения качества решений, принимаемых людьми.
  • Безопасные гавани могут выступать в защиту свободы слова. Критики утверждают, что безопасные гавани были созданы для другой эпохи, в условиях которой проблемы нарушения авторских прав в Интернете, язык разжигания розни и прочие материалы сомнительного содержания не так распространены. При этом, сторонники безопасной гавани считают, что введение строгой цензуры может послужить ограничению инноваций и свободы выражения мнений (поскольку платформы, скорее всего, проявят осторожность и удалят контент, который может быть сочтен оскорбительным или нарушающим авторские права). Подобное беспокойство наблюдается в Индии в ответ на правила, принятые в марте 2021 года. То же самое произошло в Европе: в то время как Европейский парламент стремился обеспечить свободу выражения мнений, исключив гиперссылки на статьи и отдельные слова, которые их описывают, критики отметили, что содержание информационных материалов все еще может подвергаться цензуре.[26] Суды в США признали право интернет-посредников на свободу слова при обработке пользовательского контента.[27]
  • Отмена безопасных гаваней может причинить вред, в особенности, поставщикам оригинального и небольшого контента. Некоторые аналитики разделяют опасения того, что размывание границ безопасных гаваней, по примеру Европейского опыта, может служить ограничению инноваций и конкуренции. Некоторые аналитики, к примеру, обеспокоены тем, что устранение безопасных гаваней заставит правообладателей переусердствовать и потребовать от платформ удаления контента, который не обязательно нарушает авторские права. Критики закона ЕС об авторском праве 2018 года утверждают, что закон заставляет платформы гораздо больше беспокоиться о нарушениях авторских прав, они будут отказываться от контента менее известных авторов в угоду материалам от более крупных, более известных компаний, которые вряд ли будут публиковать контент, нарушающий авторские права. По сути, это приведет к цензуре распространения контента и поставит под угрозу людей, которых закон призван защищать, что вызвало в Европе протесты против обязательных фильтров загрузки, требуемых законом.[28] Критика по поводу того, что ЕС выступает в пользу режима, нарушающего общественный порядок и подвергающий риску инновации, не прекращается и по сей день.
  1. Заключение

Модель безопасной гавани далека от совершенства и является предметом яростных споров среди заинтересованных лиц и юридических групп, ведущих дела в судах, в том числе и в Соединенных Штатах. Для казахстанских политиков, рассматривающих вопросы госрегулирования работы онлайн-платформ в рамках экономики, проведенное исследование показывает, что превращение платформ в «полицейский контроль над Интернетом» может иметь значительные негативные последствия для роста национальных платформ и цифровых экосистем, для небольших местных фирм, стремящихся размещать контент на больших международных площадках, а также свободы слова граждан. Политика безопасной гавани позволяет платформам и торговым площадкам быть более эффективными в работе с небольшими компаниями, заинтересованными в электронной торговле; к примеру, платформы могут принимать инновационный и защищенный свободой слова контент, не опасаясь юридических последствий. В мире существуют различные модели и опыт, которые можно использовать для разработки закона об интернет-посредниках, уравновешивая при этом стремление к инновациям, свободу слова и защиту от информационных материалов вредного содержания и нарушения авторских прав

Данный бриф подготовлен Кати Суоминен, Nextrade Group, Советника по вопросам электронной коммерции при проекте USAID FGI.

Приглашение на круглый стол Атамекен и USAID FGI 

Источники

[1] Google Search Statistics, Internet Live Stats, Accessed April 2020, https://www.internetlivestats.com/google-search-statistics/

[2] Nicolo Zingales, “The Brazilian approach to internet intermediary liability: blueprint for a global regime?” Internet Policy Review 4, Issue 4, December 28, 2015, https://policyreview.info/articles/analysis/brazilian-approach-internet-intermediary-liability-blueprint-global-regime#footnote8_9leydx8

[3] R. Polk Wagner and Steven Wilf, “Is the EU’s New Copyright Directive Too Complex to Work?” Knowledge @ Wharton, April 9, 2019; https://knowledge.wharton.upenn.edu/article/new-eu-copyright-directive/

[4] Gene Markin, “The Digital Millennium Copyright Act: Scope, Reach, and Safe Harbors,” National Law Review 9, no. 135, May 15, 2019, https://www.natlawreview.com/article/digital-millennium-copyright-act-scope-reach-and-safe-harbors

[5] “Brazil’s New Internet Law Could Broadly Impact Online Privacy and Data Handling Practices,” Hogan Lovells Chronicle of Data Protection, May 16, 2014, https://www.hldataprotection.com/2014/05/articles/international-eu-privacy/marco-civil-da-internet-brazils-new-internet-law-could-broadly-impact-online-companies-privacy-and-data-handling-practices/

[6] “Chile: Últimos Avances En Materia De Propiedad Intelectual,” Ministry of Foreign Relations of Chile, Accessed September 30, 2017, https://www.direcon.gob.cl/wp-content/uploads/2014/04/Informe-de-Propiedad-Intelectual-Direcon-25-04-2014.pdf

[7] Dr. Nils Rauer, “Copyright ‘safe harbours’ for service providers need to be consistent,” Pinsent Masons, March 25, 2019,  https://www.pinsentmasons.com/out-law/analysis/copyright-safe-harbours-for-service-providers-reform

[8] Ivana Kottasová, “Europe just approved new copyright rules that could change the internet,” CNN, September 12, 2018, https://money.cnn.com/2018/09/12/technology/eu-copyright-law/index.html.

[9] R. Polk Wagner and Steven Wilf, “Is the EU’s New Copyright Directive Too Complex to Work?” Knowledge @ Wharton, April 9, 2019; https://knowledge.wharton.upenn.edu/article/new-eu-copyright-directive/

[10] Béatrice Martinet and Reinhard J. Oertli, “Liability of E-Commerce Platforms for Copyright and Trademark Infringement: A World Tour,” American Bar Association, 2015,  https://www.americanbar.org/groups/intellectual_property_law/publications/landslide/2014-15/may-june/liability-e-commerce-platforms-copyright-trademark-infringement-world-tour/

[11] Béatrice Martinet and Reinhard J. Oertli, “Liability of E-Commerce Platforms for Copyright and Trademark Infringement: A World Tour,” American Bar Association, 2015,  https://www.americanbar.org/groups/intellectual_property_law/publications/landslide/2014-15/may-june/liability-e-commerce-platforms-copyright-trademark-infringement-world-tour/

[12] Christopher Zara, “The Most Important Law in Tech Has a Problem,” Wired, January 3, 2017, https://www.wired.com/2017/01/the-most-important-law-in-tech-has-a-problem/

[13] Gabriel Nunes, “YouTube removed over eight million videos in last quarter of 2017,” Neowin, April 23, 2018,  https://www.neowin.net/news/youtube-removed-over-eight-million-videos-in-last-quarter-of-2017/

[14] http://cyberlaw.stanford.edu/blog/2021/02/empirical-evidence-over-removal-internet-companies-under-intermediary-liability-laws

[15] Ashley Johnson and Daniel Castro, “How Other Countries Have Dealt With Intermediary Liability,” ITIF, February 22, 2021 https://itif.org/publications/2021/02/22/how-other-countries-have-dealt-intermediary-liability

[16] Ashley Johnson and Daniel Castro, “How Other Countries Have Dealt With Intermediary Liability,” ITIF, February 22, 2021 https://itif.org/publications/2021/02/22/how-other-countries-have-dealt-intermediary-liability

[17] See for example https://itif.org/publications/2021/05/11/indias-intermediary-liability-law-out-step-global-norms

[18] https://wilmap.stanford.edu/entries/information-technology-intermediary-guidelines-and-digital-media-ethics-code-rules-2021

[19] https://www.brookings.edu/techstream/new-intermediary-rules-jeopardize-the-security-of-indian-internet-users/

[20] https://www.hrw.org/news/2020/06/18/russia-growing-internet-isolation-control-censorship#

[21] See Kati Suominen, “Dealing with online harms: Impact of «safe harbor» laws,” Alliance for eTrade Development, accessed on 1 July 2020 https://www.allianceforetradedevelopment.org/safe-harbor

[22]  Matthew Le Merle, Raju Sarma, Tashfeen Ahmed and Christopher Pencavel. 2011. “The Impact of U.S. Internet Copyright Regulations on Early-Stage Investment A Quantitative Study,” Booz & Company, (October) http://static1.squarespace.com/static/5481bc79e4b01c4bf3ceed80/t/54877560e4b0716e0e088c54/1418163552585/Impact-US-Internet-Copyright-Regulations-Early-Stage-Investment.pdf

 [23]  Matthew Le Merle, Raju Sarma, Tashfeen Ahmed and Christopher Pencavel. 2011. “The Impact of U.S. Internet Copyright Regulations on Early-Stage Investment A Quantitative Study,” Booz & Company, (October) http://static1.squarespace.com/static/5481bc79e4b01c4bf3ceed80/t/54877560e4b0716e0e088c54/1418163552585/Impact-US-Internet-Copyright-Regulations-Early-Stage-Investment.pdf

[24] Eugene Clark, “​China’s new e-commerce law: A step in the right direction,” China.org.cn, January 9, 2019, http://www.china.org.cn/opinion/2019-01/09/content_74355741.htm ; Cyrus Lee, “Law regulating online shopping activities enforced in China,” ZDNet, January 2, 2019, https://www.zdnet.com/article/law-regulating-online-shopping-activities-enforced-in-china/

[25] Nick Feamster, “Artificial Intelligence And The Future Of Online Content Moderation,” Vox Pol, July 11, 2018, https://www.voxpol.eu/artificial-intelligence-and-the-future-of-online-content-moderation/

[26] Ivana Kottasová, “Europe Just Approved New Copyright Rules That Could Change the Internet,” CNN, September 12, 2018, https://money.cnn.com/2018/09/12/ technology/eu-copyright-law/index.html.

[27] Emma Llansó, “Congress Should Take “Filtering Practices of Social Media” Seriously,” Center for Democracy & Technology, April 25, 2018, https://cdt.org/insights/congress-should-take-filtering-practices-of-social-media-seriously/

[28] See To Unsafe Harbors: How the new EU Copyright Directive Will Change the Web,” RCC Harvard Event, December 2, 2019,  https://rcc.harvard.edu/event/unsafe-harbors-how-new-eu-copyright-directive-will-change-web.

ArrowArrow
Slider
Послания Президента Республики Таджикистан, Лидера нации уважаемого Эмомали Рахмона Маджлиси Оли
BUSINESS PORTAL